Россия, Химки
ЭЖК Эдем, квартал XVIII, дом 7
+7 495 997-04-14

Петр Ваулин — возрождение русской майолики

В 1900 году произошло знаменательное событие — парижская всемирная выставка, на которой изделия из России произвели настоящий фурор. Критики и пресса захлебывались от восторга, описывая павильон Российской империи, который был самым большим на выставке и занимал более 24 тысяч квадратных метров. Газета Либерте писала: «Мы находимся еще под влиянием чувства удивления и восхищения, испытанного нами при посещении русского павильона. Совсем за небольшое количество лет русская промышленность и торговля получили такое развитие, которое поражает всех, кто имеет возможность составить себе понятие о пути, пройденном в столь короткий срок. Прогресс этот до такой степени крупный, что наводит на размышления».












 

Россия тогда получила более полутора тысяч наград, в том числе, 212 высших и 370 золотых медалей. Особенно посетители восхищались изделиями мастерских Марии Тенишевой и изумительным майоликам Абрамцевского керамического завода.

О работах Тенишевой писали: «То, о чем Рескин мечтал в своем идеале, освобожденном от тлена быта — обновлении народного искусства, — княгиня Тенишева реализовала полностью».

Майолики Абрамцево сравнивали с «музыкой в пластике и цвете». Именно технологические таланты Петра Ваулина, помноженные на творческий гений Михаила Врубеля превратили «утилитарное» ремесло в высокое искусство и открыли новые горизонты для архитектурной скульптуры — цвет и сияние.

Об Абрамцево и Михаиле Врубеле мы писали в нашей статье «Керамическая мастерская Абрамцево». А сейчас хотим рассказать немного о втором создателе волшебства русской майолики — керамисте Петре Ваулине.

Петр Ваулин родился в 1870 году на Урале в крестьянской семье. Он получил профильное образование по гончарному ремеслу. Будучи совсем молодым, двадцатилетним специалистом был приглашен в Костромское техническое училище для преподавания в мастерских. 

Следует отметить, что к этому возрасту Ваулин посетил множество финляндских заводов по производству керамики и был очень воодушевлен увиденным. Его творческая натура жаждет исследований и экспериментов с глазурями. Поэтому он с радостью соглашается на предложение Мамонтова возглавить его мастерские в Абрамцево и стать там технологом.

Можно сказать, что это был тот самый уникальный случай, когда желание работодателя полностью совпадает с желанием мастера и Ваулин погружается в исследования керамических материалов и в эксперименты.

Ваулин более десяти лет руководит мастерскими и именно в этот период они с Михаилом Врубелем открывают заново технологию восстановительного обжига, позволяющую превращать глазури в металлизированные покрытия, успешно применяемую в мавританской Испании XIII-XV веков, но утерянную современниками.

К этому же периоду творчества Ваулина относятся очень многие шедевры архитектурной керамики Москвы: облицовка гостиницы Метрополь по эскизам Врубеля, керамические панно Ярославского вокзала по эскизам Коровина, керамические фризы Третьяковской Галереи по эскизам Васнецова — это лишь небольшой перечень сохранившихся абрамцевских майолик Ваулина. А совместная работа с Михаилом Врубелем — керамический камин «Встреча Вольги с Микулой Селяниновичем», облицованный изразцами — получила золотую медаль на той самой парижской выставке в 1900 году.

Майолики Абрамцево практически формируют лицо русского модерна, добавляя в него особенности национального народного искусства и создавая новый архитектурный стиль — «неорусский», соединивший в себе европейский модерн, русский фольклор и элементы византийского зодчества.

В начале XX века Петр Ваулин уезжает на Украину в Миргород, где начинает преподавать в художественно-промышленной школе имени Гоголя. Страсть Ваулина к керамике все время толкает его на новые эксперименты. Этой страстью он буквально заражает своих учеников. Уникальность местных глин дает начало новому направлению традиционной миргородской керамики, когда перед глазурованием на черепок наносятся цветные ангобы.

Промысел в Опошне существует до сих пор и является крупнейшим керамическим центром Украины. А Национальный музей украинского гончарства основан, в том числе, на старинных экспонатах, собранных Петром Ваулиным при изучении местного керамического фольклора. Тогда же Ваулин принимает участие в строительстве здания городского земства Полтавы, для  которого изготавливает керамическую облицовку.

Ваулин считал своей целью возрождение русской майолики везде, где это возможно: «Я поставил себе задачу возродить русскую майолику со всей присущей ей красотой русской экзотики...». Поэтому он уезжает в Санкт-Петербург и в 1906 году в селе Кикерино открывает художественные мастерские по изготовлению архитектурной керамики под названием «Кикеринский завод художественной керамики».

Это было совместное предприятие с Осипом Гельдвейном, который занимался финансовой стороной производства. Для мастерской было приобретено здание Балтийского гончарного завода Лилинфельд-Толя. К «кикеринскому» периоду творчества Ваулина относится большая часть его работ в Санкт-Петербурге.

Ваулин приглашает в мастерскую своих самых талантливых учеников. На его предприятии работают известные художники. Если московский период Ваулина связан с Врубелем, Серовым, Васнецовым и Коровиным, то питерский период — это в первую очередь Рерих.

Нужно отметить, что подход Ваулина к бизнесу отличался от Мамонтовского принципиально. Мамонтов в первую очередь был ценителем и меценатом, видел в керамике чистое искусство, поэтому готов был делать только то, что ему нравится и только по своему проекту. Ваулин же считал, что нужно делать красивым все, что закажут.

Вот, что он пишет Мамонтову в 1905 году: «Не знаю, как Вы смотрите на керамику и что думаете делать, но я в последний приезд заметил в Вас барина — Вы не хотите делать облицовок, а хотите делать то, что Вы предложите, но не думаю, что так нужно поступать, а думаю, что следует делать всякую красивую облицовку. Вы воспитали меня и Вы казнитесь за своего питомца. Это общий удел. Вот как я смотрю на дело и вот как я буду впредь поступать».

В итоге, мастерскую «Гельдвейн-Ваулин» заваливают заказами не только российские богатые заказчики, но и зарубежные. На предприятии работают лучшие керамисты того времени и оно производит в больших количествах майолику для фасадов, изразцы для печей и каминов. Его мастерской принадлежит изразцовый камин в особняке Кочубея, полностью выложенный зеленой майоликовой плиткой, не сохранившиеся камины и печи на даче Леонида Андреева, выполненные в стиле «северный модерн» и другие.

Но, конечно, к самым выдающимся работами Ваулина относятся его архитектурные майоликовые шедевры в разных городах страны. Это, без сомнения, изразцовая облицовка Соборной мечети в Санкт-Петербурге, поражающая богатством декора и сложностью рельефа своих изразцов, для создания которых Ваулин отправил в Туркестан художника П. М. Максимова, чтобы тот восстановил способ изготовления средневековой резной майолики.

Это керамическая облицовка входа в библиотеку Института экспериментальной медицины, изготовленная мастерской для международной выставки в Дрездене в 1911 году. Это изумительные рельефные фризы на доме Бадаева и Доме страхового общества «Россия» на Большой Морской, сделанные по эскизам Николая Рериха. Это необыкновенные майолики на здании Пензенского отделения Поземельного банка. Это иконы женского монастыря в Перми и рельефные вставки на оконных кокошниках Морского Никольского Собора в Кронштадте.

Великолепны металлизированные под золото капители фасада Петербургского губернского кредитного общества, отреставрированные компанией «Паллада» в 2009 году. Фризы Торгового дома Гвардейского экономического сообщества, успешно имитирующие бронзу, но также являющиеся металлизированной керамикой. 

Есть несколько работ в Москве, сделанных совместными усилиями Абрамцево и мастерской «Гельдвейн-Ваулин». Это дом начальных городских училищ на Большой Пироговской, облицованный несколькими панно с изображениями Георгия Победоносца.

Второе здание — это дом М. Н. Миансаровой на Большой Сухаревской, полностью облицованный зеленой майоликой с вставками рельефных керамических изразцов. Дом Миансаровой выполнен в типичном неорусском стиле и похож на большую зеленую изразцовую печь.

После революции Петр Ваулин какое-то время работал техническим директором на заводе «Горн», в который после национализации превратилась его мастерская, был комиссаром в ЛФЗ, консультировал производство на фарфоровом заводе «Пролетарий».

В отличие от многих керамистов, прячущих секреты своего мастерства и сохраняющих в тайне рецептуру и технологии, Петр Ваулин был очень открытым человеком, не только записывающим результаты своих экспериментов, но и публикующим их. После него осталось огромное количество документов и записей рецептов глазурей.

Ваулин открыто делился своими разработками с коллегами и неоднократно публиковал материалы своих исследований в журнале «Керамическое обозрение», позволив таким образом потомкам продолжить его дело и использовать наработки художника.

Благодарим реставратора Андрея Ивановича Роденкова за материалы, которые мы использовали в нашей статье. 













К началу страницы