Россия, Химки
ЭЖК Эдем, квартал XVIII, дом 7
+7 495 997-04-14

Эрнест Шапле — энтузиаст и экспериментатор

Жизнь Эрнеста Шапле, упоминаемого нами ранее в нашем материале о Поле Гогене, безусловно заслуживает отдельного описания. Ибо именно его заслугой является «изобретение», а в сущности, восстановление старинной китайской глазури XIII века, получившей название flammée-глазурь, «воспламененная», носившая у китайцев более прозаичное название  — «воловья кровь», а так же всей роскошной палитры современных керамических глазурей.  
Хотя и говорят, что все новое — хорошо забытое старое, однако это нисколько не умаляет заслуг энтузиастов и экспериментаторов, положивших свои жизни на раскрытие хорошо спрятанных секретов древних мастеров, ибо человеческое любопытство и есть тот самый перпетуум-мобиле прогресса, который двигает вперед науку и искусство.






 

Эрнест Шапле родился в 1835 году в О-де-Сен в Севре, знаменитом своей фарфоровой мануфактурой. Конечно, он не мог миновать эту фабрику, поэтому свою карьеру керамиста, в возрасте 13 лет, он начинал именно там, учеником художника Мейера Гейне.

В 1850 году он уезжает в Париж и пробует себя в качестве самостоятельного художника по фарфору.

Но настоящее творчество начинается только в 1957 году в Бург-ля-Рен, куда его приглашают на небольшое керамическое производство, где он начинает экспериментировать с разнообразными техниками украшения фарфоровых изделий вместе с владельцем предприятия Франсуа Лореном и художником Альбертом-Луи Дамоссом. 

Они делают крупные керамические изделия — вазы и кувшины, которые, однако, не пользуются спросом. Тогда они переходят к выпуску керамических светильников. Предприятие развивается, его продукция участвует и побеждает на многих выставках. Все это время Шапле не прекращает экспериментов с декоративными покрытиями.

Он разрабатывает новое  шликерное покрытие, суть которого состоит в росписи керамики густым цветным ашгобом, крупными мазками разной толщины в технике «импасто», применяемой импрессионистами и живописцами барбизонской школы.

Новаторских дух Шапле и его способность к неожиданным экспериментам обращают на себя внимание Чарльза Хавиленда, младшего сына Дэвида Хавиленда, владельца американского фарфорового предприятия в Лиможе.

Чарльз именно в этот момент решает пуститься в «свободное плавание» и развивать новые керамические направления, для чего создает экспериментальную студию с открытым финансированием в пригороде Отей — Ателье д'Отей.  

В течении трех лет Шапле вводит в производство множество новых форм и декоративных покрытий. Под его руководством на предприятии работают дизайнеры, внедряющие в производство старинные китайские и японские художественные стили.

Однако, затраты на эксперименты не окупаются, поэтому Хавиленд закрывает студию, но участвует в финансировании новой мастерской на улице Бломе в 1882 году.

Буквально перед окончательным прекращением финансирования Хавилендом этой студии в 1885 году Шапле отрывает свою flammée-глазурь, считающуюся утерянным секретом китайских мастеров XIII века. Именно в этот период Шапле активно сотрудничает с Полем Гогеном.

Опираясь на философию английского движения «Искусства и ремесла» — Arts&Crafts, Шапле твердо верил в созидательное начало художника, предлагая альтернативу массовому производству и поощряя творческую атмосферу своей мастерской, где один человек становится и дизайнером и создателем всего арт-объекта.

Придерживаясь этих убеждений, Шапле создал первый союз гончаров Франции. В 1889 году он получил на Парижской Всемирной выставке золотую медаль за производство  высоко оцененной flammée-глазури  —  «воловья кровь».

В том же году, он поселился в Шуази-ле-Руа и полностью посвятил себя исследованиям глазурей. Начиная с 1891 года, он получает глазури широчайшей гаммы оттенков — от фиолетового до белого и цвета морской волны. Его глазури стали более сложными, требуя разных атмосферных сред в  печах, а вот формы его керамики стали проще.

В конечном счете Шапле пришел к убеждению, что одной глазури вполне достаточно для украшения керамики нового столетия. В 1904 году Шапле теряет зрение и  передает студию своему сыну Эмилю Леноблю.

Именно Эрнесту Шапле мы должны быть сегодня благодарны за то бесконечное разнообразие цветов и оттенков глазурей, используемых в современном керамическом искусстве.

Вот слова известного арт-критика Габриэля Мюрея в ноябре 1897 года:

«Шапле  действительно стал отцом всей французской художественной керамики: он  реальный реставратор забытых, старинных искусств, секреты и технологии которых, казалось, потеряны для нас навсегда».





К началу страницы