Россия, Химки
ЭЖК Эдем, квартал XVIII, дом 7
+7 495 997-04-14

Керамисты XX века

Создавая материалы о керамике, совершенно невозможно обойтись без персоналий. И хотя современное прикладное искусство часто безымянно и заполнено «брендами» известных производителей, некоторые личности пробиваются сквозь «поточность» крупных производств, оставляя вехи и трансформируя наши представления об известных с детства вещах, кардинально разворачивая наше мышление и открывая полностью новое направление в искусстве и архитектуре. Как это сделал выдающийся художник современности Антонио Гауди, в творчестве которого керамика занимает не последнее место.

Мы пишем о его работах подробнее в своей статье "Антонио Гауди - поэт каталонского модерна", но все равно, лучше съездить в Барселону и взглянуть на них. Сейчас же мы остановимся только на керамике Гауди, как ярчайшем проявлении декоративного таланта гения. В 1878 году будущий великий архитектор получил заказ от владельца фабрики по производству керамической плитки Мануэля Висенса. который хотел увидеть в своем будущем доме «царство керамики». Гауди создал шедевр, известный как Casa Vicens, который вошел в число достопримечательностей Барселоны и в котором керамический декор настолько переплетается с конструкциями, что даже профессиональные строители не сразу могут сообразить, где заканчивается сама постройка и начинается декор. 













 

 

Стены дома переливаются многоцветными сияющими майоликами в мавританском стиле, с потолков свисают причудливые сталактиты, органично переходящие в несущие колонны. Получился замок, в котором количество цветов и форм керамической плитки просто невозможно сосчитать.

 

Гауди закончил этот дом в 1885 году. Все его фасады облицованы керамическим кирпичом и многоцветной изразцовой плиткой, произведенной на фабрике Висенса. Фактически дом стал не просто местом жительства богатого фабриканта, но и вечной рекламой его продукции.

 

Продолжением мавританского стиля в творчестве Гауди стала его работа над пристройкой к дворцу маркиза Комильяса. 

 

В своей новой работе Гауди отходит от мавританских мотивов и создает очередной шедевр в стиле модерн, с элементами нео-готики - дом, носящий название Дворец Гуэля, построенный архитектором в 1890 году.

 

Каталонский промышленник Гуэль становится меценатом Гауди и приглашает его для строительства Парка Гуэля, для чего приобретает 15 гектаров земли в верхней части Барселоны.

 

Парк Гуэля полон работами Гауди. На его входе мы можем видеть сразу два здания — административное здание и «дом привратника» — в которых впервые проявился фирменный стиль архитектора. В парке множество скульптур и предметов в керамической мозаике — верхняя терраса, с изогнутой в форме змея скамьей, медальон с головой змеи, мозаичная саламандра, потолок зала «ста колонн». 

 

В 1904 году Гауди перестраивает Дом Батльо — работа, ставшая ступенькой в творчестве мастера, с которой Гауди вообще перестает оглядываться на принятые в архитектуре традиции и начинает руководствоваться исключительно собственным пластическим видением. В Доме Батльо практически нет ни одной прямой линии. Дом символизирует дракона — излюбленного персонажа Гауди.

 

Главный фасад облицован сложной майоликой. В экстерьере и интерьерах дома используется множество керамических деталей.

 

Творчество Гауди сформировало лицо эпохи модерна, является его символом в Испании, как творчество Врубеля в России, и между двумя этими художниками, ровесниками и работающими параллельно в одно время, наблюдается устойчивая творческая связь.

 

Михаил Врубель — художник начала ХХ века, оказавший большое влияние на скульптуру и архитектуру России. Наиболее известные работы в керамике — панно «Принцесса Греза» на фасаде гостиницы Метрополь, майоликовый камин «Микула Селянинович и Вольга», скульптуры-майолики на сказочные темы: "Лель", "Волхва", "Купава". В 1896 году Врубель принимает участие в строительстве особняка Морозова и создает скульптурную группу  "Роберт и монахини”, украшающую подножие лестницы.

 

Михаил Врубель — как и Гауди в Испании, перевернул представление современников о скульптуре, привнеся в нее цвет и блеск, что стало возможным только при использовании керамических техник, изменил общепринятые приемы в майолике, раздробив квадратные плитки на мельчайшие керамические формы, из которых затем создал новые «живописные» полотна и покрытия.

 

Гуннар Нилунд — шведский керамист-дизайнер, родившийся в Париже в 1904 году в семье известного скульптора Феликса Нилунда, одним из первых отошел от традиционной классической скульптуры и отдался керамике, как средству создания принципиально нового  дизайна.  

 

С 1924 года он работал на фабрике Бинг и Грендаль, где осваивал технику глазури. В 1931 году, он пришел работать в керамическую компанию Рёстранда, где начал использовать глазурь как средство самостоятельного выражения и создал множество прикладных работ, имеющих необычный и очень декоративный вид. Он долгие годы возглавлял компанию как главный художник и был лицом Рёстранда. С 1974 года основал собственную компанию.

 

За пятьдесят лет работы Нилунд создал более 30 рельефов и скульптур для общественных зданий. Большинство оригинальных керамических скульптур Нилунда оказались в музеях. Впечатляет "Львиная голова", которая находится в Национальном музее Стокгольма, «Синяя птица» — в музее Севр в Париже, голова антилопы "Абиссинская гора Ньяла" — находится в Музее Раска в Гетеборге и "Бабуин" в музее в Мальме.

 

Ева Цайзель — известный керамист и старейший скульптор мира в 2006 году отпраздновала свое столетие. Творчество Евы Цайзель органично и очень женственно. Пожалуй она одна из немногих художников керамистов, создававших поэзию в утилитарных промышленных формах.

 

Ее творчество всегда было очень прагматично, но одновременно очень поэтично. Вся ее посуда была функционально пригодна, в отличие от, скажем, супрематического чайника Малевича, но при этом была наполнена женственным очарованием. По убеждению Евы, "искусство должно скорее очаровывать, чем побуждать к интеллектуальным выводам".

 

В 1932 году Ева обручилась с Алексом Вайсбергом, физиком из Харькова, и переехала жить в Советский союз. Здесь очень оценили ее талант и опыт керамиста, поэтому пригласили ее на Ломоносовский фарфоровый завод в качестве иностранного эксперта, где она проработала с еще одним известным керамистом Николаем Суетиным, который возглавлял завод до 1954 года. Николай Суетин, представитель авангардного направления и поклонник супрематизма, реформатор советского фарфора.

 

Он оценил безошибочное чутье Евы, ее тонкость восприятия, прекрасное чувство пропорции и композиции. В соавторстве были созданы первые промышленные изделия нового советского фарфора — сервиз «Супрематизм», сервиз «Интурист». До 1935 года Ева работала в Советском Союзе и создала большое количество моделей, по которым долгие годы советская промышленность выпускала фарфоровые изделия.

 

Жизнь Евы была насыщена событиями. Не избежала она и ареста по обвинению в покушении на Сталина. Но к счастью, ее выслали из страны и еще много десятилетий Ева работала в керамике, создав множество прекрасных в своем изяществе образцов промышленного дизайна. Это тот уникальный случай, когда настоящий художник обращается к повседневности. Карим Рашид  известный промышленный дизайнер  говорит о ней: «Ева  моя суррогатная мать в дизайне, идол чувственной формы».

 

Приложение ее творчества —  это фарфоровые сервизы: молочники, тарелки, вазы, солонки, перечницы и подсвечники. Этим она занималась восемь десятилетий с неиссякаемым энтузиазмом. Ее посуда льнет к ладоням, сахарницы напоминают птиц, вазы — женские фигуры, сливочники —  водяные лилии. «Красивые вещи делают людей счастливыми», — вот ее главная философия, которой она посвятила свою жизнь. 

 

Еще один известный художник-керамист, работавший в промышленном дизайне Линнея Рут Брюк Вирккала (1916-1999)  стала одним из основных реформаторов в керамике Финляндии. Для раннего периода ее творчества характерны примитивистские мотивы — животный и растительный мир, бытовые сценки из жизни.

 

Все работы Брюк отличаются декоративностью, определенной орнаментальностью, свойственной скорее тканям, нежели керамике. Неудивительно, что к ней обращались производители тканей и обоев для разработки сюжетов для них.

 

Лиза Ларсон родилась в 1931 году в Швеции. Широкую известность скульптора-керамиста не только в в Швеции, но и во всем мире ей принесли серии скульптур «Зоопарк»  1955 года, «ABC-девочки»  1958 года, «Африка» 1964 года и «Дети мира»  1974-75 годов. 

 

Лиза Ларсон  с 1954 работала работала  на фабрику Gustavsberg, став лицом компании на целое десятилетие. Наибольший пик ее популярности пришелся на период с 1960 по 1970 годы, благодаря ее глиняным ироничным скульптуркам пышных дам.  С 1980 года Лиза работает самостоятельно — независимым дизайнером и скульптором.
 

Ее работы стали настоящей шведской классикой. Редкие экземпляры хранятся в частных коллекциях, а их цена порой доходит до нескольких тысяч евро. 
Почти в каждом шведском доме можно встретить глиняную фигурку Пеппи, которую Ларсон создала по заказу Астрид Линдгрен.

 

Вальяжные керамические коты Ларсон готовы поселиться в любом уютном доме. Кот, с точки зрения Лизы Ларсон, должен быть толстым и упитанным, с довольным мечтательным выражением мордочки.
Керамика Лизы Ларсон это пример изумительно изящного наивного искусства, в его самой лучшей реализации.

 

И в завершение просто необходимо написать о еще одном совершенно уникальном современном художнике-керамисте сюрреалестического толка Сергее Исупове. Сюрреализм  в живописи — это как-то уже привычно. Но скульптурное переложение Дали — это нечто совершенно новое для восприятия. Его скульптуры необычны по своей форме и по содержанию.

 

Сергей Исупов признаёт, что сущность его скульптур заключена  в потрясающем разнообразии человеческих сущностей. «Когда я думаю о себе или своих работах, я не уверен, что это я создаю их: скорее, они создают меня», говорит Сергей Исупов. 


Просим при копировании наших материалов ставить ссылку на наш сайт.

 













К началу страницы