Россия, Химки
ЭЖК Эдем, квартал XVIII, дом 7
+7 495 997-04-14

Послание Степана Полубеса

В конце августа 2016 года в районе Гончарной улицы в Москве искусствоведом Боровиковым Ильей Павловичем была найдена совершенно уникальная по своим объемам коллекция изразцов XVII века, предположительно работы Степана Полубеса. К сожалению, официальные археологические учреждения не заинтересовались находками и ремонт теплотрассы, с применением тяжелой техники, разрушающей уникальные изразцы, продолжается до сих пор. Уникальность находок еще и в том, что сохранность этих изразцов чрезвычайно высока: некоторые плитки выглядят так, как будто сделаны сегодня, а ведь им 350 лет! Кроме того, по некоторым признакам можно точно идентифицировать находку, как изразечную мастерскую, причем не чью-то, а Степана Полубеса, поскольку в отвалах лежит брак производства, которым изразечники укрепили стену, а рельефы полностью соответствуют известным сохранившимся изразцам, принадлежащим именно мастерской Полубеса, например, в Тихвинской церкви. В числе находок была найдена изразечная форма в идеальном состоянии. Учитывая, что на сегодня это единственная полностью сохранившаяся форма XVII века, да еще мастерской Полубеса, да еще с несвойственным ему орнаментом — находка совершенно бесценна!
К сожалению, получается, что сохранение национального наследия сегодня целиком и полностью зависит от таких энтузиастов, как Илья Павлович, который вынужден, уворачиваясь от строителей и сотрудников ЧОПа, вытаскивать бесценные находки в буквальном смысле из под колес бульдозера! И мы можем только с восхищением и с глубочайшим уважением благодарить таких подвижников, сохраняющих для наших детей наследие русской цивилизации.
 
Раскоп на Гончарной улице при ремонте теплотрассы
Фрагмент композиции «Райский сад», аналог детали фриза Гончарской церкви
Колонка  с виноградной гроздью
Печная «ножка», кусок композиции «ваза» (аналог композиции печи в Новодевичьем монастыре), большие фрагменты изразцов с превосходными эмалями
Рельефный фрагмент терракотового изразцаИзразцовая «порода»
Фрагмент стеклянного кубка иностранного производства из раскопа на Гончарой
Изразцовая стена в раскопе на Гончарной
Целые изразцовые пластины в раскопе на Гончарной
Глазурованный расписной и терракотовый фрагменты пластины со львом
Очистка изразцов
Муравленые изразцы
Форма для изразца, найденная Ильей Боровиковым на Гончарной улице
Форма для изразца, найденная Ильей Боровиковым на Гончарной улице

Мы хотим опубликовать текст Ильи Боровикова, в котором он рассказывает о своих «раскопках» и показывает бесценные с археологической и искусствоведческой точки зрения изразцы великого мастера, найденные им в отвалах глины при ремонте теплотрассы в бывшей Гончарной Слободе. Публикуем практически без купюр.

Все лето бригада мОнтеров ворошила теплотрассу в районе Гончарной. На отвале этой байды часто попадались какие-то кирпичи с эмалями. 

Интриговало то, что во второй половине XVII века где-то здесь располагалась мастерская знаменитого Степана Полубеса, научившего всю Русь делать многоцветные изразцы. В двух шагах — слободская церковь, украшенная «ценинной» работой мастера и его учеников. Подержаться за изразец выделки Полубеса — ну точно поиграть на скрипке Страдивари или выстрелить из маузера Дзержинского. А уж найти... Конечно, археологи были заинтригованы.

Обнаруженный фрагмент определяли по-разному: кто утверждал, что это жопа, кто — репа. И лишь один скромнейший херолог знал: это фрагмент композиции «Райский сад», аналог детали фриза Гончарской церкви.

Раскоп все время шел по старому перемесу. Нигде не был пока что разгромлен, как водится, нетронутый культурный слой. Стройка то затихала, то снова оживлялась. Археолопух однако, тупо и непонятно на что надеясь, продолжал пасти объект — без смысла, без надежды... И вдруг... На точке возникла ямища огромных размеров. 

В водомоинах, в отвалах грунта сверкали признаки свежерасхреначенных ценных изразцовых пород.

Стоит ли говорить, что археолох тут же полез в эту яму. На дне ее было темно и уныло. Глубиной она была метров шесть. Из короба теплотрассы, уходящей хрен знает куда вглубь Таганского холма, несло могильным холодом. Над головой зловеще перекликались мОнтеры. Но все это не имело значения, ибо в стенке различалась толстенная пробка кирпичного крошева. 
При ближайшем взгляде оказалось, что это слой изразцового брака.

Первая же находка — колонка  с виноградной гроздью — вызвала  в памяти аналоги с фриза гончарской церкви. Сомнений не осталось - ОНО!

Из прежнего опыта было известно, что со здешними мОнтерами о раскопках в яме договариваться бесполезно. Слой, вернее его остатки после «обработки» тяжелой техникой, висел на честном слове, причем находился он внутри проектной отметки, в аккурат на пути короба теплотрассы, и жить ему оставалось считанные дни, если не часы — зачистят, сатрапы!

Так что было решено не полагаться на судьбу, а на месте исследовать находку, также перебрать пока не вывезенный отвал.

И сразу — целая печная «ножка», кусище композиции «ваза», большие фрагменты с превосходными эмалями...

Обломки без эмалей удивляли четкостью оттиска. Сохран был нереальный, со «штемпельным блеском». Словно сделано вчера, а не 350 лет назад!
 
Попадались и куски офигенно красивых стеклянных кубков, как выяснилось, импортных. Недурно жили гончары, впрочем они делали эксклюзивные на тот момент печи и фасады по заказу царя и патриарха, так что деньжищи были... 

Очень быстро накопалось килограмм 20 и битой, и целой керамики. 
Удручало одно — отсутствие звериных мотивов. Одни растительные

Это вообще нормально для наших людей, очень скромных и благочестивых: травный орнамент, он же всяко про царствие небесное и рай, а какой-то подозрительный бестиарий... ну его!
Но нам-то от этого не легче!
Где единороги, русалки и львы, недоумевал мародер?!

И тут, словно по заказу, появилась терракотовая плита со здоровенной и прекрасно исполненной львиной жопой.
Вот тут уже сердцебиение участилось, так как стало ясно, что очень может быть в глубине отвалов, смеси бывшего культурного слоя и технического грунта, есть и голова льва.

Такие панно музейщики называют «плитами»
 и только гадают об их назначении. Они, видать, украшали интерьеры знати. А может, и царю делалось! Короче, все приняло серьезный оборот... 

Но обстановка накалялась, дно ямы уже прилично завалилось отвалами, грунт, неоднократно перемешанный до нас, держался плохо и оседал, контуры котлована нарушались, чему вряд ли порадовались бы мОнтеры, а они активно шныряли вокруг ямы, могли в любой момент зажопить, а между тем надо было думать и о спасении награбленного.

Короче, археолопух решил смотаться до ночи и продолжить поиски Льва уже по инновационной программе «Антипи@дюли
», то есть под покровом тьмы и с маскировкой.

Ночь спустилась на Таганку и работы продолжались.
Наконец, лопата уперлась в целую ИЗРАЗЦОВУЮ СТЕНУ.

Оказывается, дефектными изделиями была, ради укрепления что ли, выложена стенка ямы гончарного брака. Аналог сруба, только из специфического материала. Справа, кстати, видна строительная свая, пропущенная через толщу превосходных изразцов и уничтожившая их.

За изразцы подходит уже опалубка котлована. Там месторождение продолжалось, но решено было в глубину уже не лезть, ей условно ничего не грозило. Можно только догадываться, какой мощности культурный слой остался там для потомков. 

Стена состояла из «лицевых» изразцов «большой руки» (примерно 40Х35см), известного по печам 1660-1680-х годов типа.
К сожалению, все они были без эмалей — только терракотовые заготовки с оттиском.

При разборке стенки многие развалились, но удалось достать 4 штуки идеальных.
А главное — показался, наконец, ЗВЕРЮГА!
В нем было кайфово все, даже размер: только двумя руками и поднимешь! К здоровенному льву прилагался маленький, в ладонь, напоминавший пряник с цветными глазурями. Это печной «городок» для украшения фронтона печи по самому верху, неизвестного человечеству типа.

Работать все эти часы приходилось, зависая на деревянной лестнице и уворачиваясь от обвалов. Силы иссякли.
А ведь грунт был перебран не весь. Но недалёкий арх рассчитывал продолжить завтра, подкупив монтеров коньяком. Какая наивность!

Приятно было чистить изразцы, хранившие следы разнообразной жизни. В складки льва, например, набилась яичная скорлупа. Кое-где пристала слюда — ее толкли и добавляли в побелку для терракотовых изразцов, чтобы белая поверхность искрилась. Много прилипло углей из горнов: изразцы порой летели в яму сразу после обжига, если что-то пошло не так.

«Муравленые» изразцы.
Это более ранний тип, до 1660-80-х годов, когда вошла в моду технология Полубеса.
Его новшество было в том, что он научил всех использовать не прозрачную глазурь, а глухую эмаль.
Дело в том, что в Московии не знали белых глин в промышленном масштабе.
А на красной глине прозрачная зеленая глазурь смотрелась плохо, давая какой-то навозный цвет.
Поэтому эти зеленые изразцы приходилось сперва добавочно покрывать белой глиной — ангобом. Это было очень геморройно.
Полубесовская технология оказалась не только красивей, но и дешевле в производстве. Можно было юзать красную глину сколько влезет 
Многоцветные эмалированные изразцы, в отличие от муравленых (глазурованных) требуют более сложного рельефа. Под заливку одним цветом рельеф годится любой, а вот чтобы разные цвета не смешивались, приходилось все элементы узора делать с внутренним углублением — ложком. От этого профиль терракотовой заготовки смотрится резче и по-своему эффектнее эмалированной вещи 
 
В угаре ахеролог с семьей поехал смотреть по Москве печки XVII века.
Офигеть, но их сохранилось.... ТРИ.
И это в стране, где без печи круглый год нет житья!
Мы слыхали, что немцы, у которых в их маленькой стране СОТНИ печей даже не XVII, а XVI века, не могут в это поверить про Россию... Но факт есть факт — всего три.
Одна в Новодевичьем монастыре, другая в Коломенском, третья в Тихвинской церкви рядом с метро ВДНХ. Ну и дела.

Все три сохранившиеся печи связаны с царской фамилией. На всех есть изразцы из набора с ямы на Гончарной.

Источник
Терракотовые изразцы, найденные Ильей Боровиковым на Гончарной улице
Раскоп на Гончарной улице при ремонте теплотрассы
Раскоп на Гончарной улице при ремонте теплотрассы
Фрагмент плиты со львом
Фрагменты изразцов и целые элементы в эмалевых росписях с Гончарной улицы
Фрагмент рельефа под эмалевую роспись и готовый расписной фрагмент
Фрагмент пластины со львом
Плита со львомПлита со львом и маленьким львенком - «городком» для печи
Изразцовые румпы
Изразцы со слоем ангоба под поливы
Изразцовая печь в Коломенском. Резиденция царей
Печь в Тихвинской церкви в Алексевском. Моленное место царицы
Печь в Новодевичьем монастыре - палаты царевны Софьи
 


К началу страницы