Россия, Химки
ЭЖК Эдем, квартал XVIII, дом 7
+7 495 997-04-14

Третья кожа Хундертвассера. Архитектура

15 декабря 1928 года родился художник, ставший символом недогматичного подхода к взаимоотношениям искусства с обществом, художник, чье творчество ворвалось в мир огненной яркостью объектов, дав долгожданное ощущение реальности и оазиса чувственности в пустыне сухой теории. Речь идет о Фриденсрайхе Хундертвассере, поразившим мир не только своими полотнами и перфомансами, но и потрясающе «живописными» зданиями, положившими начало эко-архитектуре и стилю биотек.
Интуитивное восприятие Хундертвассером будущего оказалось верным. Его творчество являет собой ответ целому легиону выхолощенных эстетов, готовых выбросить человечество за борт ради одной только эстетики. Восприятие им архитектуры, как третьей кожи, необходимость в которой есть у любого человека,  положило начало архитектурному стилю бионика и концепции биоурбанистики, предполагающим использование природных форм в архитектуре, развитыми в последствии такими блестящими архитекторами, как Сантьяго Калатрава, Николас Гримшоу и Норман Фостер.
Церковь святой Варвары в Бернбахе. 1987 год
Железнодорожная станция Ильцен, Саксония, 1999 год
Дом Роналда Макдональда, Гругапарк, Эссен
Дом Роналда Макдональда, Гругапарк, Эссен
Дом Хундертвассера, Вена, 1983 год
Дом Хундертвассера, Вена, 1983 год
Интерьер Дома Хундертвассера, Вена, 1983
Интерьер Дома Хундертвассера, Вена, 1983Дом Искусств Kunst Haus, Вена, 1991 год
Дом Искусств Kunst Haus, Вена, 1991 год
Дом Искусств Kunst Haus, Вена, 1991 год
Дом Искусств Kunst Haus, Вена, 1991 год
Дом «Зеленая Цитадель», Магдебург, 2005 год
Керамический фонтан в патио дома «Зеленая Цитадель», Магдебург, 2005 год
Пивной завод в Абенсберге, Бавария, 2006 год
Интерьер магазина пивного завода в Абенсберге, Бавария, 2006 год

На протяжении пятидесяти лет Хундертвассер оставался преданным своему делу художником и ремесленником, завоевавшим упорным трудом место в первых рядах тех, кто сам творит свое искусство, а не просто предлагает его в качестве иллюстрации неких идей. Сияющая яркость красок Хундертвассера приобретает новых почитателей благодаря силе контраста.

В архитектурных объектах Хундертвассера прослеживается определенное сходство с творениями Антонио Гауди — это не только применение керамики в декорировании зданий, криволинейные формы и разноразмерные элементы, но и сама концепция организации жилого пространства, предполагающая встраивание здания в окружающий ландшафт и использование непосредственным образом природных компонентов — лужаек на крышах, живых деревьев, как частей здания и т. д. 

«Пусть все зарастет. ...Мы живем в условиях чрезвычайного положения, когда озеленение в любом случае должно получить приоритет над любыми правилами либо безымянными владельцами, которым не следует предоставлять право на использование внешних стен.... Мы должны благосклонно взирать на такое озеленение, поскольку оно никому не вредит...»
Вена, 1980 год.

Кроме того, Хундертвассер, как и Гауди видел смысл архитектуры в служении потребностям человека, поэтому его дома комфортны и прагматичны. Однако, в отличие от Гауди, Хундертвассер сторонник «технологии с полки». Он не считает обязательным применение элементов ручной работы, из-за чего стоимость строительства может увеличиться астрономически. Он использует массовые элементы, совмещая их самым неожиданным образом.

Не навязывая конкретный стиль архитектурного элемента всему зданию, смешивая готовые, но произведенные в разных местах части, Хундертвассер достигает удивительной гармонии в несочетаемом: с одной стороны, он использует индустриальные возможности, чтобы произвести недорогие детали, но при этом в каждом элементе дома присутствует роскошь разнообразия.
 
Одним из ярчайших примеров такого подхода стал многоквартирный «Дом Хундертвассера» в Вене по адресу Kegelgasse 36-38, заказанный ему муниципалитетом в 1983 году. Со дня смерти Гауди современным зданиям не хватало роскоши внешней поверхности. Железобетон дома сделан Хундертвассером цветным, так что погодные условия не влияют на его колористику и внешний вид уже более 30 лет. «Лоскутное одеяло» разноцветных изразцов с использованием металлизированных пигментов и глазурей, освежает фасад, придавая ему богатый вид, ассоциирующийся с княжеским образом жизни. 

Керамике  Хундертвассер придает особое значение — ее неблекнущий столетиями цвет и пластичность позволяют идеально декорировать любое здание. Поэтому Хундертвассер активно применяет керамику в каждом своем доме, реализуя таким образом в архитектуре свою экспрессию живописца. Кроме керамических изразцов на фасаде, в Доме множество керамических колонн, каждая из которых отличается от другой и по форме и по цвету. 

На крыше дома, расположенного в самом центре города, высажены деревья, к которым имеют доступ все жильцы дома — и это тоже элемент городской роскоши, присущий ранее только лендлордам, владельцам собственных земельных участков. 
Хундертвассер применяет десять разных размеров окон, которые уменьшаются по размеру снизу вверх. За счет этого здание получило дополнительную перспективу и выглядит, как пирамида на широком основании.  
Окнам  Хундертвассер придает особое значение. Его «манифест окон» реализован в этом доме в полном объеме.

«Манифест окон» или «Оконные права» — житель дома имеет право высовываться из окна и изменять все, до чего может дотянуться его рука, на стене снаружи так, как это ему понравится. Все проходящие по улице должны издалека видеть, что в этом окне кто-то живет».
Секау, 1958 год.

На фасаде размещено множество криволинейных полос из глянцевой керамической мозаики, сверкающей цветом и контрастирующей своей поверхностью с матовой фактурой бетона. Эти волнообразные полосы придают зданию эффект нестабильности, здание зрительно как бы «плывет». Вообще, отношение  Хундертвассера к прямым линиям полностью нетерпимое. Можно сказать, что и в этом он солидарен с Гауди.

По сравнению с историей жизни на Земле, прямая линия кажется идеальной выдумкой с чисто концептуальным существованием. С точки зрения Хундертвассера, это выдумка и фикция, которая «существует везде, где мы живем. Вся наша цивилизация основана на прямой линии». Прямую линию человечество обрело вместе с кирпичом и модульным строительством.

Хундертвассер считает конструктивистов вандалами, а их архитектуру «невыносимой». Протест художника против бесконечных повторений модернистских прямолинейных зданий реализовался в практическом решении: проект во Франкфурт-Хеддернхайме стал такой альтернативой,  где Хундертвассер построил Детский центр, в котором два пандуса скользят вниз, превращаясь в лужайки на склоне холма, но являясь в действительности крышами всего комплекса.

Полотна  Хундертвассера нередко являлись своего рода эскизами к будущим зданиям. Так, в картине «Дома висят над лугами» художник продемонстрировал две возможности существования зданий, основанных на его формуле, согласно которой «горизонталь принадлежит природе, а вертикаль человеку».  В последствии Хундертвассер разработал макеты таких зданий. А в 1983 году для международной садовой ярмарки была построена пятиметровая бетонная модель.

В 1989 году Хундертвассер проектирует Дом искусств в Вене (Kunst Haus), ставший впоследствии галереей художника. В этом здании по адресу Unteren Weißgerberstraße, 13 полностью реализованы все идеи Хундертвассера. В нем можно найти очень немного прямых линий и поверхностей.  Неровный пол, волнистые керамические фасады с мозаикой, большое количество растений в интерьере.  Изогнутая лестница ведет на верхние этажи, два из которых предназначены для работ Хундертвассера. Для того чтобы все помещения были достаточно освещены, Хундертвассер сделал над крыльцом стеклянный эркер по всей высоте дома.  

В 1991 году Кунстхаус был открыт. 
Хундертвассер так говорил об этом доме: «Дом искусств — это дом, где восстановлено человеческое достоинство, подавленное в людях в процессе развития города. Это дом неправильностей и неровных полов,  жильцов-деревьев и танцующих окон. В этом доме совесть человека чиста по отношению к природе». 

За свою жизнь  Хундертвассер спроектировал, построил или реконструировал более 50 объектов в разных странах мира. Он придумал себе новую профессию «доктор архитектуры», цель которой «лечить» здания — делать более прекрасными уже существующие дома, дома стерильные и бездушные. В этом качестве он работал над преображением фасада фабрики Розенталя в Зельбе, над фасадом музея «Рупертинум» в Зальцбурге, здание зернохранилища в Кремсе, где архитектор наносит на существующий фасад огромные «языки-бороды» из керамической мозаики.

«Наши дома больны с тех пор, как их сооружением занялись тщательно обученные градостроители и подчиняющиеся стандарту архитекторы. …. Если мы разрешим окнам танцевать, проектируя их в различном стиле, если мы разрешим появление возможно большого числа неправильностей, как на фасадах, так и в интерьерах, дома поправятся, дома начнут жить...»
24 января 1990 года.
 
 
Одним из его последних домов, которые достраивались уже после смерти архитектора, стал дом «Зеленая Цитадель» в Магдебурге. Этот дом является поистине гимном философии Хундертвассера. В нем, кроме традиционных искривлений пространств, выраженного в отсутствии прямых углов, изогнутых стенах и «танцующих» окнах, жители дома обязаны ухаживать за деревьями, растущими иногда прямо в квартирах.

Крыша покрыта газоном, и никто не вправе ремонтировать фасад здания, поскольку  его «старение» и изменение внешнего вида предусмотрено Хундертвассером и жестко закреплено в соглашении с муниципалитетом. Однако, жители по «праву окон» вправе украсить фасад вокруг них по своему усмотрению. Правда, до сих пор никто не воспользовался этим правом. Ни одна из квартир в доме не имеет себе подобной — все 42 квартиры оформлены абсолютно индивидуально. Лестницы в доме отлиты изначально искривленными, как бы уже изношенными временем.

В доме есть два внутренних дворика с фонтанами и колоннами. Колоннада этого дома перекликается в залом «Сто колон» Гауди в Барселоне. И конечно дом полон керамикой. Она повсюду. Ею облицован фасад, полы, стены. Обычный прием  облицовки стен и полов керамической мозаикой во имя живописности архитектуры применен Хундертвассером и в Зеленой Цитадели. В здании реализован любимый символ Хундертвассера — спираль, закручивающая балюстрады верхних этажей и поддерживаемая диагональными декорами из керамической мозаики.

Необыкновенно хорош пивной завод в Абенсберге, башня которого была спроектирована архитектором еще в 1990 году. Строительство завершилось только в 2006 году.  Рядом с заводом был построен также центр искусств Хундертвассера, спроектированный в стиле архитектора его другом и сподвижником Петером Пеликаном (Peter Pelikan). 

Работы Хундертвассера — ответ бессмысленному эстетству постмодернистского  искусства. Его творчество основано на правильно понятой традиции. Он не высмеивает традицию, превращая ее в пародию, и это ощущение живого наследия и родословной художника в особенности редко встречается в современном мире.

Художник оставил после себя не только большое число работ. Главное, что он сделал для человечества — это «развернул мозги» таким образом, что на первое место вышли эргономика и экология архитектуры  — в широком смысле этих слов, когда удобство и экономичность строительства совмещены с безусловной красотой здания. Пожалуй, Хундертвассер был первым архитектором, который смог достичь такого результата и фактически объять необъятное. Поэтому совершенно неудивительно, что архитектор имеет преданных последователей.
 
 
«Искусство должно быть позитивным, свободным, романтическим, прекрасным, должно напоминать драгоценность, должно быть чем-то, без чего нельзя прожить». 
Фриденсрайх  Хундертвассер, 1993 год.
 
 
В статье использованы материалы интервью с Хундертвассером доктора искусствоведения Смитсоновского университета Гарри Ранда в 1993 году.
Дом на лугах, Бад-Зоден, 1990 год
Железнодорожная станция Ильцен, Саксония, 1999 год
Железнодорожная станция Ильцен, Саксония, 1999 год
Завод по сжиганию мусора MOP, Осака, Япония, 1997 год
Завод по сжиганию мусора MOP, Осака, Япония
Дом Лесная Спираль, Дармштадт, 2000 год
Дом Лесная Спираль, Дармштадт, 2000 годЛютер-Меланхтон-гимназия, Виттенберг, 1997 годДетский центр во Франкфурт-ХеддернхаймеДетский центр во Франкфурт-Хеддернхайме
Дом Искусств Kunst Haus, Вена, 1991 год
Фасад музея «Рупертинум», ЗальцбургКомплекс Луговые Холмы Рогнер Бад Блюмау, Штирия, 1993 год
Бассейн, облицованный керамикой в отеле Рогнер Бад Блюмау, Штирия, 1993 год
Керамические колонны внутреннего дворика дома «Зеленая Цитадель»
Башня пивного завода в Абенсберге, Бавария, 2006 год
 


К началу страницы