Под словосочетанием «керамика раку» скрывается два взаимоувязанных понятия. Первое — это традиционная керамика-раку, используемая в чайной церемонии в Японии, возникшая в XVI веке с легкой руки мастера чайной церемонии Сэн-но Рикю и ставшая одним из символов японской культуры. Создателем  керамики-раку считается Танака Тёдзиро, семья которого уже много столетий делает специфические чайные чаши без применения гончарного круга — немного неровные и без сомнения олицетворяющие собой философию дзен-буддизма и эстетику «скромной простоты» ваби-саби.

Подробнее об истории японской керамики мы писали в нашей статье «Керамика Японии — изящество в простоте», где систематизировали основные этапы развития японской керамики от IV века до н.э. до современности.

Второе понятие — это технология «раку», которая применялась до конца XX века при изготовлении керамики-раку в Японии и распространилась в итоге на весь мир.

В Европу технологию привез английский керамист Бернард Лич (Leach, Bernard), (1887—1979), открывший в Лондоне в двадцатые годы прошлого столетия керамическую мастерскую и познакомивший европейцев с уникальными цветовыми градиентами «раку».

Сейчас в Японии технология «раку» почти не применяется после запрета там промышленных печей на твердом топливе. Тем не менее, небольшие предметы продолжают делать, поскольку технология позволяет создавать уникальные по своим художественным качествам вещи. Технология «раку» очень любима художниками-керамистами всего мира, благодаря возможности получать необыкновенные эффекты глазури, в силу особенностей химических реакций, происходящих во время обжига и, самое главное, во время остывания изделия.

Эффекты в глазури получаются настолько неожиданными, а глубина цвета настолько великолепна, что при взгляде на эту керамику невольно вспоминаешь о бескрайних просторах вселенной с россыпями звезд и сиянием галактик. А шоковый эффект от быстрого охлаждения добавляет керамике растрескавшуюся поверхность — усиленный многократно эффект «кракле».

Таким образом, только технология «раку» дает мучительно искомый художниками-керамистами результат — глубина и сочность цвета в сочетании со «звездными» искрящимися вкраплениями металлов, богатая фактурная поверхность и драгоценная простота формы. Вероятно, именно это искал в керамике великий французский керамист Эрнест Шапле, экспериментировавший с глазурями до самой своей смерти.

В технологии «раку» ключевым химическим моментом является создание восстановительной среды, в которую помещают керамику для охлаждения. Сама технология довольна проста, что также перекликается с философскими принципами японцев. После обжига в дровяной или газовой печи, изделия достают щипцами и перекладывают в яму, засыпанную сухими опилками. После чего яму вместе с керамикой закупоривают для предотвращения доступа в нее кислорода и оставляют охлаждаться.

Керамика, вытащенная из печи раскалена выше 1000 градусов, она даже выглядит, как расплавленный ярко-алый металл. Поэтому в резервуаре с опилками моментально начинается процесс тления с выделением СО (угарного газа). Отсутствие доступа кислорода создает в резервуаре так называемую восстановительную среду, где для поддержания тления опилок требуется кислород, доступ к которому искусственно ограничен. Поэтому кислород начинает активно забираться из оксидов в глазурях. Этот процесс называется редукция. В итоге, глазури приобретают цвета исходных металлов, а сама керамика получает металлизированные поверхности. Цвета раскрываются полностью, переплавляются между собой и возникают потрясающие декоративные эффекты.

Современные керамисты часто используют вместо ямы различные емкости для погружения керамики. Очень интересны «раку»-практики керамиста из Калифорнии Алекса Лонга (Long, Alex). Художник делает изумительной красоты предметы, среди которых есть очень крупные вазы и кувшины с металлизированным покрытием, радужными переливами и прекрасной игрой оттенков цвета в глазури. На видео, снятом Алексом Лонгом, вы можете увидеть процесс «раку»-обжига, сопровождающийся буйством огня, в котором и выплавляются все эти красочные и тонкие оттенки цвета.

Технологически идеальным будет глубокий восстановительный обжиг, в специальных печах с подкачкой в них угарного газа или других газов, вступающих в реакцию с кислородом и забирающих его молекулы сначала из атмосферы печи, а затем и из керамики. Такое глубокое восстановление останется на века, причем, восстановится также и черепок, а не только глазури.

Но поверхностный декоративный эффект можно достичь, например, посыпав опилками предмет. Чаще всего это применяется в случае с большими керамическими работами, однако следует помнить, что в этом случае редукция будет слабой и эффект продержится не слишком долго. Кроме того, восстановление будет неравномерным: часть поверхности подвергнется окислительным реакциям, а часть восстановительным, впрочем тем интереснее может быть общий результат. 

Художники-керамисты регулярно собираются на профессиональные симпозиумы для проведения дровяного обжига с редукцией. Это один из любимейших технологических процессов большинства керамистов всего мира. Летом 2018 года в Ла Рошели во Франции проходил очередной международный фестиваль восстановительного огня, где главным героем стала новосибирская художница Алена Залуцкая со своей работой «Ангел». Алена поразила участников до глубины души. Эта миниатюрная женщина не только полностью слепила огромную скульптуру выше ее ростом, но и обожгла ее в течении 12 часов в собранном специально для этих целей кожухе.  На фотографиях вы можете увидеть эту работу, которая теперь живет в парке Ла Рошели, как прекрасный переливающийся памятник таланту художницы и современному русскому искусству!

Отзывы наших клиентов

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100