Изразцы

В нашей коллекции керамики более 100 видов изразцов и майолики ручной работы, и мы все время пополняем ее, изготавливая новые формы рельефов. Вы можете выбрать и купить что-то из нашей коллекции, а можете принести свои изразцы — образцы и мы повторим их.

Следует заметить, что прототипами для нашей майолики и наших изразцов стали не только лучшие экземпляры старинных керамических плиток всемирно известных мануфактур Abo и Meißner, но и лучшие русские образцы — рельефы гениального ценинного мастера Степана Полубеса, уникальные Ярославские изразцы, чудесные рельефы мануфактуры Кузнецова.

Кроме того, художники нашей мастерской майолики разрабатывают свои собственные модели изразцов и изразцовой плитки, обращаясь в производстве за идеями к искусству Византии, Ирана, Италии, Испании и, конечно, России.

Печи и камины

Изразцовые печи и камины снова в моде. И это неудивительно, ведь печь или камин — это не только отопительный прибор, но и важный элемент интерьера, способный стать уютным центром притяжения семьи.

В своей работе наша мастерская майолики  ориентируется на лучшие мировые образцы керамики и майолики, не только русские, но и европейские.

Мы много знаем о старинных немецких, английских, шведских, финских, итальянских и французских производителях изразцовых каминов и печей, поэтому стараемся не уступать им в качестве керамики и дизайне.

Сколько это стоит

Стоимость любого объекта керамики зависит в первую очередь от его сложности. Самая низкая цена у однотонной майолики. Она составляет 120 рублей за штуку. Плитка ручной работы со сложной росписью или живописью будет стоить уже 2 000—5 000 рублей за штуку. Есть сложные дорогостоящие элементы, например, стоимость рельефной баррокальной колонны составит уже 10 000—14 000 рублей.

В целом же, отталкиваться можно от следующих цен: купить однотонную фасадную майолику можно от 12 000 рублей за кв. метр, монохромные рельефные  изразцы — от 25 000 за кв. метр, изразцы с росписью — от 37 000 за кв. метр, горельеф, полихромная живопись или архитектурная лепнина — от 100 000 за кв. метр.

Отдельно при покупке следует считать монтаж, который составляет в среднем 12 000—20 000 за кв. метр майолики и также зависит от сложности объекта. Однако, можно совместить простые керамические элементы со сложными и снизить таким образом общую стоимость облицовки без ущерба для общей декоративности.

Как мы работаем

Сделать заказ совсем несложно. Чтобы купить нашу майолику, позвоните нам по телефону +7 (495) 997-04-14 или оставьте заявку на сайте. Мы свяжемся с вами для уточнения всех деталей. Затем мы предложим вам эскиз, утвердим его, сделаем проект, рассчитаем стоимость и заключим договор.

Мы обязательно утверждаем с вами цветовую гамму и пробники цветов. Через 7-10 недель ваши изразцы ручной работы уже готовы, и мы выезжаем на монтаж. Три-четыре недели монтажа и вы становитесь владельцем полностью уникального объекта!

Почему нам доверяют

У нас собственная художественная мастерская майолики и наши художники занимаются авторской керамикой ручной работы очень давно, поэтому прекрасно владеют технологией. Кроме того, наши специалисты имеют профильное художественное образование, поэтому могут разработать для вас проект в стиле, наиболее подходящем к вашему интерьеру.

Мы работаем в неорусском стиле, в стиле ренессанс и барокко, очень любим арнуво и югентстиль, не чужд нам густавианский, а может быть, даже хай-тек или конструктивизм. Мы осуществляем авторский надзор на всех этапах изготовления вашей печи или камина, работаем в связке с печниками и дизайнерами.

У нас постепенная оплата, четкое соблюдение обещанных сроков и очень аккуратный монтаж майолики. Если мы ответили не на все ваши вопросы, задавайте их, и наши специалисты ответят еще подробнее.

Выставка, посвященная 270-летию Императорского Фарфорового Завода, проходившая в  Большом Царицынском дворце, носила название, которое мы вынесли в заголовок. На наш взгляд, это название, как нельзя лучше отражает историю завода, который не только сохранился в эпоху перемен, преследующих нашу страну последние 100 лет, но и развился, превратившись в выдающееся предприятие, имеющее собственную школу и выпускающее настоящие произведения фарфорового искусства. 

 

Основание предприятия

Предприятие было основано императрицей Елизаветой Петровной в 1744 году, как Невская порцелиновая мануфактура. Тогда же на предприятие был переведен Дмитрий Иванович Виноградов в качестве ученика к «порцелиновому мастеру» Христофору Гункеру.

 

Гункер был человеком, невыдающегося ума и особенно не разбирался в фарфоре и его производстве. Но своему «ученику» не мешал, поэтому Виноградов в сотрудничестве с Ломоносовым за очень малый срок, на основе гжельских глин разработал рецепт настоящей фарфоровой массы, позволяющей создавать звонкий и легкий фарфор, превосходящий по своим качествам имеющиеся европейские и восточные аналоги.

 

К 1752 году Виноградов закончил фундаментальную работу, посвященную керамике — «Обстоятельное описание чистого порцелина, как оной в России при Санкт-Петербурге делается, купно с показанием всех тому принадлежащих работ» —  крупнейший и обширнейший труд, единственное подробное описание технологии фарфора в Европе.

 

При жизни Виноградов так и не был оценен современниками, хотя благодаря его работе, Россия встала в один ряд с такими мощными производителями фарфора, как Великобритания и Германия. К сожалению, умаление заслуг всегда было свойственно российской действительности. 

 

Тем временем мануфактура набирает обороты и качество ее изделий становится все лучше. Примерно в середины XVIII века на изделия мануфактуры начинают обращать внимание коллекционеры и ценители, а императорский двор становится крупнейшим заказчиком завода.

 

Под патронажем императоров 

 

А в 1765 году мануфактура переименовывается в Императорский Фарфоровый завод и становится императорской не только по названию, но и по своей сути. Многие проекты и эскизы утверждаются непосредственно членами монаршей фамилии.

 

Русский фарфор стал входить в число дорогих подарков, приуроченных к памятным событиям жизни Зимнего дворца. Неотъемлемой частью проведения праздников стали особые представления созданных за год лучших произведений Императорского завода. Такая практика продолжалась вплоть до Октябрьской революции.

 

Надо отметить, что и технологические и художественные направления на заводе чутко отражали вкусы царствующих особ. Собрание музея Императорского завода дает возможность проследить смену исторических стилей и пристрастий венценосных заказчиков.

 

Так, в период правления Елизаветы Петровны, большой любительницы барокко, и даже давшей свое имя отдельному его направлению, на заводе создавали модную тогда барочную посуду, с обилием позолоты и характерными изобразительными мотивами. При Николае I в моду вошел ампир, поэтому дворцы стали активно украшать большими парадными фарфоровыми вазами с изображением гербов, что можно видеть на многочисленных гравюрах и акварелях того периода.

 

А Александр III, большой покровитель искусств, наоборот, не любил  барокко и ампир, а предпочитал матовые фоны и камерную подглазурную живопись в японском стиле.

 

Императорская семья всегда придавала большое значение развитию завода, поэтому для его музея приобретались лучшие зарубежные образцы фарфора, эскизы и специализированная литература. Кроме того, с 1889 года на заводе проводились творческие конкурсы проектов для фарфора и стекла, лучшие из которых воплощались в материале. 

 

Начало XX века характеризуется сближением завода с петербургскими художественными кругами. Благодаря этому музей завода имеет выдающуюся коллекцию фарфоровой пластики, принимавшей участие в выставке русского искусства, организованной С. П. Дягилевым в Париже в 1906 году.

 

Агитационное искусство

 

Как ни странно, с приходом к власти большевиков и с национализацией завода, его жизнь не только не прекратилась, как это произошло, например, с промыслами Гжели и заводами Кузнецова, а наоборот, получила второе дыхание и неожиданные перспективы развития.

 

Основной состав администрации, технического персонала и художников завода был сохранен новыми хозяевами. В марте 1918 года завод был передан Наркомпросу и перед ним была поставлена задача производить фарфор «революционный по содержанию, совершенный по форме, безупречный по техническому исполнению».

 

Яркий и красочный фарфор стал частью агитационного искусства, поддерживающего идеи революции и триумфа рабочего класса. «Искусство должно принадлежать народу», — объявила советская власть и на фарфоре появились фольклорные мотивы и персонажи революционного Петрограда.

 

На волне революционного энтузиазма многие выдающиеся художники разрабатывали для завода эскизы. Так, в коллекции предприятия есть работы по эскизам Кандинского, Чехонина, Васнецова, Альтмана, Кузнецова, Малевича.

 

Малевич разработал для завода форму чайного сервиза в своей супрематической манере. Продукция предприятия начинает занимать места на международных выставках и получает, в том числе, золотую медаль на выставке декоративных и промышленных искусств в Париже в 1925 году. Это серьезная победа, показавшая всему миру, что искусство не умерло в Советской России.

 

С 1932 года завод возглавляет Н. М. Суетин, который более двадцати лет бережно воспитывает в молодежи чувство стиля, пропорции, ритма, композиции, ясности и чистоты формы — всего того, что позволило заводу не утерять свои позиции производителя фарфора мирового класса.

 

Культура производства, хранимая с императорского времени и прививка «эстетского ….формалистического  эклектизма»  (Д. Аркин, 1932 год) 1920-1930-х годов, отличали фарфор завода во все последующие десятилетия XX века, обеспечивая высокий художественный уровень даже массовой продукции.

 

Новейшая история

 

90-е годы XX столетия ознаменованы революционными потрясениями в нашей стране и художники завода передают настроение эпохи экспрессивной пластикой усложненных форм и активностью цвета. В работах мастеров проявляется наследие «революционного» супрематизма — смелость композиционных приемов и неожиданность цветовых решений.

 

В произведениях последних лет заметно стремление художников следовать лучшему из опыта старинного предприятия. Современный фарфор изысканно красив, разнообразен и отвечает духу Санкт-Петербурга.

 

В целом, даже беглый осмотр экспозиции выставки оставляет ощущение безусловного единства традиций, создание нового в тесной связке с былым и сохранение высочайшего уровня мастерства, позволяющего Императорскому фарфоровому заводу по-прежнему быть в авангарде русской и мировой культуры.

 

Благодарим искусствоведов А. В. Иванову и О. А. Соснину за материалы из альбома «Императорский фарфоровый завод. Диалог Эпох», использованные нами при подготовке этой статьи.

Отзывы наших клиентов

Яндекс.Метрика Rambler's Top100