Россия, Химки
ЭЖК Эдем, квартал XVIII, дом 7
+7 495 997-04-14

Керамика Саргемина

В маленьком городе Саргемин на границе Франции и Германии, работает прекрасный музей, рассказывающий захватывающую историю создания, развития и угасания некогда крупнейшего в Европе керамического предприятия, а также наглядно иллюстрирующий все производственные процессы изготовления керамики. Музей интересен еще и тем, что в нем как в капле воды отразилась целая эпоха индустриального бума Европы с XVIII по XX век, в разрезе такого непростого дела, как фаянсовое производство, расположенного на стыке искусства и промышленности.
Итак, Саргемин.
 
Производственная мастерская фабрики Саргемина
Ваза с накладными рельефами
Керамическое панно начала ХХ века из музея Саргемина
Керамическая печь в стиле арнуво из музея Саргемина
Изразцовая печь. Музей СаргеминаКерамическое панно с резервной живописью глазурями. Музей СаргеминаКерамическое панно периода арнуво. Музей Саргемина
Современное керамическое панно. Музей СаргеминаФаянсовая тарелка с transfer-printed
Керамическая тарелка с обернайским декором

На слиянии двух рек — Саар и Бли, находится сама душа города Саргемин.
С семнадцатого века, еще до наступления промышленной революции, эти реки предоставили городу избыточную для своего времени энергию — они давали движущую силу и приводили в действие многие машины. Поэтому на берегах этих рек были расположены многочисленные предприятия. 

А источник энергии керамического производства Саргемина — это человек по имени Пол Уцшнайдер, без которого история французской керамики не пополнилась бы инновационными разработками и прекрасными керамическими изделиями, а производство Саргемина не стало бы крупнейшим в Европе.

Впрочем, история предприятия Саргемина — это история самой Европы, где войны и разрушения перемежались периодами сотрудничества и развития, а успех, кроме личного энтузиазма и таланта людей, зачастую зависел от родственных связей владельцев предприятия.

А началось все в 1790 году с  Николя-Анри и Поля-Огистена Якоби и Жозефа Фабри. Именно тогда, в разгар Французской революции, родилось фаянсовое производство Саргемина.
Это было трудное время для первых шагов предприятия, которое через столетие стало одним из крупнейших в Европе. Это был период, когда люди уходили на фронт, повсюду бушевали беспорядки, инфляция и постоянный рост цен на сырье и древесину, столь необходимые для молодой керамической компании. Это был период, когда разорялись не только предприятия, но и семьи, а деньги переставали что-либо стоить.

К моменту решения об открытии фабрики в Саргемине, в городе уже создавались подобные предприятия, однако, они не выживали и закрывались.
Интересно, что во Фрауенберге, в двух километрах от Саргемина, за два года до описываемых событий было открыто предприятие  Николаса Виллероя  — одного из основателей династии керамистов, известной сегодня во всем мире Виллерой-Бох. Однако в 1791 году Николас перевел производство в Саар, став с 1797 года единоличным владельцем своего предприятия, чтобы через несколько десятилетий объединиться и с предприятием Саргемина, и с расположенным по соседству предприятием Боха, создав первую в мире глобальную инновационную компанию, существующую до сих пор.

Но вернемся к фабрике Саргемина. В 1790 году Братья Николя-Анри и Поль-Огистен Якоби в партнерстве с Жозефом Фабри решают производить фаянс на сходе рек Саар и Бли.
По рекам было удобно доставлять древесину для печей, на них были поставлены мельницы, которые размельчали сырье для керамической массы и компоненты глазурей.

Вначале фабрика производила фаянс и бытовую керамику, но довольно быстро была переориентирована на тонкий фаянс, называемый cailloutage.
Первые годы были сложными: финансовые трудности, социальный и политический контекст, конкуренция английских керамистов и других фаянсовых производств Франции и Германии. Ни местные власти, ни население не поддерживали вновь прибывших в их начинаниях.
Враждебность, недоверие и тревога сопровождали первые шаги керамистов в Саргемине. Слухи, легенды, жалобы сопутствовали старту производства. Говорили, что мануфактура использует слишком много дерева, что «шум прогнал лесных фей», которые покровительствовали городу. Очень боялись пожаров от печей. Подавались многочисленные жалобы.

В первые пару лет предприятие произвело 36 тысяч единиц керамики на 14 тысяч франков. Однако, владельцам предприятия осталось из этих денег только 1215 франков, что очень незначительная сумма за два года, учитывая, что квалифицированный наемный рабочий в день зарабатывал 2,5 франка.

Предприятие совсем не преуспевало. К 1796 году  Николя-Анри Якоби остался единственным из братьев владельцем предприятия, но его долги перед Фабри и вдовой брата составляли более 30 тысяч франков. Так бы и заглохло еще одно керамическое производство, если бы в 1799 году в мастерскую не пришел Пол Уцшнайдер, гениальный керамист, неутомимый исследователь, и просто весьма предприимчивый человек, взявший в свои руки судьбу компании.

Пол Уцшнайдер родился в Баварии. Его дядя Андреас Андре был очень близок к герцогине Марии Анне — жене принца-курфюрста Карла Теодора из Пфальца-Бавенца. В общем, Пол, кроме талантов керамиста и неутомимой энергии, обладал еще и связями среди власть имущих.

В итоге предприятие не только расширилось, но и изменило технологию. Пол меняет источник энергии и вместо древесины начинает использовать уголь в качестве топлива для печей. Уголь существенно более жаркое топливо, поэтому появляется возможность обжигать каменные и базальтовые массы, рецепт изготовления которых Уцшнайдер подсмотрел у Веджвуда. Однако, чистым плагиатом дело не ограничилось — Пол расширяет цветовую гамму своей керамики, что безусловно влияет на ассортимент продукции и, как следствие, продажи. Из Стаффордшира Уцшнайдер привозит рецептуру тонкого фаянса, которую также улучшает.

Далее предприятие расширяется путем скупки окрестных кожевенных фабрик, расположенных на берегу реки. За последующие 20 лет Пол Уцшнайдер выкупил все предприятия на обоих берегах рек, включая мукомольное производство с мельницей на левом берегу реки Бли.
 
В октябре 1801 года керамика Саргемина впервые получила золотую медаль на выставке в Лувре. В заключении жюри было сказано, что «керамика Саргемина сочетает в себе легкость, прочность, идеальную белизну и низкую цену и по совокупности характеристик превосходит известную английскую керамику». Это действительно очень высокая оценка, поскольку английская керамика на тот момент была безусловным мировым лидером. Следует также отметить, что английский фаянс был столь высокого качества по причине прекрасного английского сырья, которым природа обделила Францию, поэтому создание фаянса, превосходящего английский, было исключительной заслугой химического гения Пола Уцшнайдера.
 
Император Наполеон I заказал вазы и канделябры для дворцов и императорских садов на 120 000 франков и сегодня в  Версале сохранились две большие вазы производства предприятия Саргемина.
На промышленной выставке в Лувре  в 1819 году, где были представлены новые продукты Саргемина, Пол Уцшнайдер был награжден королем Людовиком XVIII орденом Почетного Легиона за вклад в развитие промышленности и сохранение конкурентности и гордости Франции.

Уцшнайдер не прекращает своих технологических изысканий и в 20-е годы XIX века создает полупрозрачный накладной  рельеф по мотивам аналогичных разработок Веджвуда.
В 1823 году Пол Уцшнайдер представил на  выставке в Лувре свои новые люстрированные глазури с  оксидами драгоценных металлов и посуду с накладными рельефами.  А в 30-е годы XIX столетия керамика Саргемина стала украшаться при помощи технологии  transfer-printed: на фаянсе  печатались гравюры. Этот метод позволил серийно производить большие объемы продукции с богатым декором, что привело к росту темпов производства и существенному снижению себестоимости продукции.

Когда Пол Уцшнайдер приехал в Саргемин на фабрике работало пятнадцать человек. Через год их было восемьдесят. К 1813 году в производстве работало сто пятьдесят человек, а к 1830 их уже было более семисот, и кроме того, многие работали на субподряде, заготавливая, например, топливо.

В возрасте 65 лет Уцшнайдер уходит в отставку, и 27 июля 1836 года создается новая семейная компания под руководством Александра де Гейгера, зятя Пола, половиной которой владеет Николас Виллерой, вложивший 400 тысяч франков в акции компании.

Вклад Виллероя позволяет приобрести более эффективное оборудование, разработать новые промышленные технологии, модернизировать фабрику и приобрести еще два фаянсовых предприятия. В итоге, к 1855 году оборот новой компании превысил уже полтора миллиона франков, а к 1870 году на всех заводах компании «Utzschneider et compagnie» работало уже почти 2000 человек.

Барон Александр де Гейдер был еще более талантливым коммерсантом, чем его тесть, при этом обладал большими связями. Понимая, что государственная служба открывает фантастические бизнес-возможности, он выбрался мэром Саргемина, затем стал сенатором, а потом и генеральным консулом департамента Мозель.
Став чиновником, Александр, превратил свой город в крупный транспортный узел с удобными железнодорожными и водными развязками, что существенно помогло его бизнесу и региону в целом.

Вероятно, что предприятие Саргемина существовало бы до сих пор, если бы не франко-прусская война 1870 года, когда город перешел Германии и всем его жителям был предоставлен выбор гражданства.
Александр де Гейдер выбрал французское и переехал в Париж.

С этого момента начинается «раздвоение» бренда Саргемин, продлившееся до завершения первой мировой войны.  Во Франции сын Александра Пол де Гейдер наладил новое производство фаянса, причем настолько успешно, что моментально вытеснил всех конкурентов с французского рынка, предложив новые характерные красно-синие декоры, получившие название «цветы Дигуэна».

Надо отметить, что именно в этот период появляется стиль арнуво, который на фоне бурного послевоенного строительства требует не только традиционную бытовую керамику, но и архитектурную для облицовки фасадов и интерьеров.
И предприятия Пола предлагают такую керамику — в 1880 году на фабриках «Digoin-Sarreguemin» приступили к изготовлению плитки, а в 1900 даже получили заказ на декорирование керамикой первых станций парижского метро.

В 1903 году появился всемирно известный «обернайский декор», созданный эльзасским художником Анри Лу (1873-1907). Это — рисунки на керамике, изображающие жанровые сценки сельской жизни, с характерным фахтверком и традиционным эльзасским костюмом. Керамические тарелки с обернайским декором обошли весь мир и по-прежнему популярны сегодня.

К началу Второй мировой войны спрос на майолику стал снижаться, и в итоге на всех подобных предприятиях начался спад производства. В 1942 году завод в Саргемине был продан компании Виллерой и Бох, чтобы в 1983 году быть полностью закрытым и превратиться в музей керамики. Все французские заводы Digoin-Sarreguemin были куплены концерном St.Clemente в 1979 году.
Окончательно двухсотлетняя история Саргемина закончилась в 2007 году, когда  когда было принято решение о ликвидации объединенной компании Digoin-Sarreguemin-Vitry-le-Francois.



Более подробную информацию о музее вы можете получить на его сайте www.sarreguemines-museum.eu 
 
Производственный цех фабрики Саргемина
Керамическое панно из музея Саргемина
Фарфор Саргемина
Ренессансная изразцовая печь из музея Саргемина
Изразцовый барельеф с печи в Музее Саргемина
Огромный керамический фонтан с горельефами. Музей керамики Саргемина
Фрагмент керамического фонтана
Ренессансная изразцовая печь. Музей СаргеминаИзразцовая печь в стиле арнуво. Музей Саргемина
Керамическое панно. Музей СаргеминаБарельефный керамический декор. Музей СаргеминаЦветы Дигуэна
 


К началу страницы