Россия, Химки
ЭЖК Эдем, квартал XVIII, дом 7
+7 495 997-04-14

Изразцовые печи замка Радзивиллов в Несвиже

Совсем недавно мы побывали в двух чудесных замках-музеях с большой историей — в замке Кёнигсбург в Эльзасе и замке Радзивиллов в Несвиже.
Оба эти замка были восстановлены из руин и оба они являются весьма интересными собраниями предметов декоративно прикладного искусства своих эпох. Эта статья, как ясно из названия, будет посвящена несвижскому замку с определенным уклоном в его изразцовые печи.
Несвижский замок
Муравленый изразец одной из печей несвижского дворца
Оборотная часть (топочная) муравленой печи несвижского замка. Реконструкция
Печь в покоях княгини до реставрации
Изразцовая печь в салоне княгини
Изразцовый камин в кабинете князя. Реставрация.
Круглая изразцовая печь в бальном зале
Изразцовая голландская печь в коллекционном кабинете
Огромные камины охотничьего зала с дельфтскими росписями

Несвижский замок был чудовищно разграблен во время разнообразных исторических перепетий, не считая длительного уничтожения остатков его интерьеров в период советской власти. 

Поэтому следует иметь в виду, что большая часть изразцовых печей экспозиции не является аутентичными артефактами замка, а скорее репликами печей XVII-XIX веков, воссозданными реставраторами с той или иной степенью достоверности.

Практически в экспозиции музея несвижского дворца только несколько изразцовых печей были отреставрированы, остальные же — полностью новодельные, причем без особого внимания к деталям. Тем не менее изразцы были скопированы с исторических прототипов, многие объекты восстанавливались по фотографиям и в целом эти печи вполне гармоничны в интерьерах замка, что, видимо, от них и требовалось по замыслу белорусских реставраторов.

Итак, экспозиция начинается с нескольких муравленых изразцовых печей, долженствующих изображать классические печи XVII века с ковровым изразцовым декором.

По мнению историка Ивана Синчука эти печи были сделаны с многочисленными нарушениями исторической правды и технологии возведения изразцовых печей того периода. В них нет части обязательных изразцовых деталей, но при этом присутствуют карнизные и коронные части облицовки, несвойственного европейским печам XVII века вида.  Кроме того, странно видеть «поливу» по терракотовой глине без ангобирования черепка.

Дело в том, что «изумрудная» глазурь (полива), являясь полупрозрачной, смотрится на красном черепке не слишком хорошо, поэтому наши предки сначала ангобировали черепок, т.е. покрывали белой глиной, а только затем глазуровали. К XVII веку даже в восточной Европе была уже известна технология майолики, когда перед покрытием цветной глазурью, изделие покрывали белой эмалью для более яркого проявления цвета полупрозрачной «поливы». Поэтому реконструкция без использования этих технологий выглядит не совсем достоверно. Добавим также, что эти печи по своей архитектуре очень похожи на современные камины и сделаны в соответствии с современными технологиями и современными же представлениями об эстетике. 

Однако для стороннего зрителя, далекого от истории ДПИ в целом и изразца в частности, эти печи покажутся вполне интересными и уместными в исторических интерьерах.
Здесь следует отметить, что дворец восстанавливался с конкретной идеей — его интерьеры не соответствуют какой-то одной эпохе: каждый зал сделан в определенном историческом стиле. В этом есть смысл, поскольку каменный замок существует с XVI века, когда Николай Радзивилл Сиротка пригласил для его возведения, вместо старого деревянного, итальянского зодчего Джованни Бернардони. После этого замок неоднократно перестраивался, пока не превратился во вполне европейский дворцово-парковый ансамбль. Поэтому неудивительно, что каждый последующий Радзивилл привносил в родовой дом изменения в соответствии с архитектурной модой своего времени.

В итоге сейчас музей имеет вид некоего эклектичного объекта, но достойного внимания с познавательной точки зрения «как жили Радзивиллы».
 
Следующими в экспозиции будут несколько печей в стиле ампир в салоне и покоях княгини и печь в стиле классицизм в спальне князя Альбрехта. 
К числу отреставрированных аутентичных каминов замка относится ренессансный изразцовый камин в кабинете князя. Камин вероятнее всего сделан немецкими изразечниками.

Далее следуют две интересные изразцовые печи в каминном зале и в малом столовом зале. 
Каминный зал стоит еще отметить галереей семейных портретов Радзивиллов и большим объемом резьбы на центральном камине зала, выполненном в стиле ренессанс. Этот камин тоже вполне реальный объект интерьера замка и по мнению старейшего из ныне живущих членов семьи Эльжбеты Томашевской-Радзивилл  восстановлен достаточно точно.

Печь в малом столовом зале примечательна своей необычной светлой полупрозрачной глазурью, а также материалом исполнения — под глазурью просвечивает белый черепок, и вероятнее всего это фаянс, поэтому можно предположить, что печь также сделана немецкими мастерами.

Следующими по ходу движения экспозиции будут две круглые керамические печи в бальном зале. Реконструкция этого зала была проведена на 1882-1883 годы, когда замок восстанавливала супруга  Антония Вильгельма Радзивилла Мария де Кастелян. После войны 1812 года Радзивиллы не жили в замке более 60 лет. Поэтому он пришел в упадок и только в 1870 году супруги Радзивиллы стали инициаторами возрождения своего родового дворца.

Дальше следует гетманский зал, оборудованный во второй половине XVIII века как зал князей Вишневецких в честь породнения двух родов. В этом зале также установлены две изразцовые печи с орлами и большой парадный камин. Из разряда курьезов: орлы в замке Радзивиллов, стараниями белорусских реставраторов, все время смотрят в разные стороны — где-то влево (как и должны по геральдике Радзивиллов), а где-то вправо...
Почему так, никто из сотрудников музея объяснить не смог... Видимо, «не осилили» процесс реставрации и выпустили из внимания эту деталь...

Два крупных камина в стиле ренессанс, с дельфтскими изразцами у топок и каменными резными порталами, расположены в охотничьем зале замка. Это тоже похоже на придуманную реконструкцию, поскольку на фотографиях начала ХХ века нет ничего подобного. Однако эти два камина прекрасно дополняют коллекцию охотничьих трофеев и оригинальных ружей австрийского, немецкого и французского производства, что вполне соответствует общему смыслу восстановления замка.

Всего в несвижском дворце выполнено более сорока реконструкций изразцовых печей и каминов, сделанных в различных архитектурных стилях. Кроме того, в замке имеются настоящие радзивилловские вещи разных веков — мебель, посуда, картины — приобретенные белорусскими властями на различных аукционах для реконструкции обстановки замка или переданные членами семьи Радзивиллов в дар музею. В частности, в библиотеке сохранилась часть архива Радзивиллов, который они вели с середины XVI века и который позже получил статус архива Великого Княжества Литовского.

И пусть специалисты спорят о правильности или неправильности реставрации замка, осуждают методы и средства, которыми воссоздавалась обстановка и здания комплекса дворца, придираются или ставят под сомнение ценность произведенных работ с точки зрения историзма. На сегодня несвижский дворец господ Радзивиллов возвращает зрителя во времена расцвета княжеской резиденции, чьи интерьеры были наполнены произведениями искусства и дышали бьющей через край роскошью, а значит музей вполне справляется с просветительской задачей ознакомления современников с культурой и бытом знати прошлых веков.


Следующий наш материал будет посвящен изразцовым печам и чудесным предметам декоративно-прикладного искусства замка Кёнигсбург.
 
Типичный польско-белорусский изразец с геральдической символикой
Зеленая печь с изумрудной поливой
Печь в стиле ампир в покоях княгини. Реставрация.
Изразцовая печь в стиле ампир в салоне княгини (зал семейный фотоальбом Радзивиллов)
Печь в малом столовом залеОрлы на печах гетманского зала
Резной камин в каминном зале замка
 


К началу страницы